Посинформ

Камские Поляны: Медики, работавшие в красной зоне

Медики Камско-Полянской больницы, работавшие в Нижнекамской больнице в повышенной группе риска, не считают себя супергероями, потому что в сложившейся ситуации с коронавирусом для них это выполнение профессионального долга.

(Камские Поляны, 8 июля, «ПОСИНФОРМ», Елена Ромина). По зову сердца, из желания помочь заболевшим, поддержать коллег, потому что есть слово – «надо», проработали там заведующий отделением терапии Зуфар Ахметшин, участковая медицинская сестра Любовь Краевская, оператор Лилия Хасанова, стационарная медицинская сестра Наталья Миронова, дезинфектор Альфия Антонова. Я встретилась с некоторыми из них и попросила рассказать о работе в «красной зоне».

Что такое «красная зона»? Это корпус клиники, предназначенный только для больных с подтвержденным COVID-19. Но есть и отделения для стабильных пациентов с пневмониями, и реанимация. Как комментирует Зуфар Равильевич, проработавший в красной зоне не только в Нижнекамске, но и в Москве, заболевание не выбирает людей, но все же риску заболеваемости подвергаются пациенты старшего возраста. Как правило, у них течение болезни осложняется наличием хронических заболеваний - сахарным диабетом, ишемической болезнью, гипертонией, перенесенными инсультами. Поэтому, по мнению врача, крайне важны профилактические меры. К сожалению, - продолжает доктор, - несмотря на то, что уже издана соответствующая литература, не все понятно в отношении профилактических мер. Но рекомендации, регламентированные Министерством здравоохранения, выполнять просто необходимо. О них все знают, вопрос лишь в том, каким образом к ним относится каждый человек. Нас же, врачей, нацеливают на более радикальные условия лечения. Работать же было интересно, за это время узнал много нового.

Любовь Александровна рассказала более подробно об особенностях работы в группе риска:
- Наш график работы распределялся следующим образом: с 8 часов утра до 20 часов вечера, а на следующий день с 20 часов вечера до 8 часов утра. Каждые 6 часов мы имели право на перерыв в один час. Это было просто необходимо в первую очередь для того, чтобы снять спецодежду, принять душ, а уже потом принимать пищу и просто отдохнуть оставшееся время. Самое сложное - ношение средств индивидуальной защиты, потому что открытых частей тела быть не должно, все швы фиксируются скотчем. В связи с этим движение затруднено, очки запотевают, так как нет никакого доступа воздуха. Я работала на пятом этаже, там располагалось отделение для самых «тяжелых пациентов», число которых достигало порядка 50-ти человек. Специфика работы та же: системы, таблетки, уколы. Усталость чувствовалась и физическая, пациентов много, большинство в тяжелом состоянии, требующие круглосуточного наблюдения и ухода, и моральная - жизнь без встреч с близкими людьми в закрытом пространстве; разговоры, чаще о болезни; переживание за больных. Изначально мы создали группу «Казарма», благодаря которой до сих пор поддерживаем связь друг с другом. Там у нас ведется список наших подопечных и, и если, просматривая его, я не вижу той или иной фамилии, сжимается сердце, потому что знаю, что этот человек умер.  К радости, это случается очень редко, большинство выздоравливает, даже те, кого считали безнадежными пациентами. Это вдохновляет, и я горжусь своей работой, горжусь, что прошла это испытание, проверила себя, и это мне придает мне силы идти дальше.

Для Лилии Равильевны труд в зоне риска стал настоящим испытанием. По ее словам, самое тяжелое - видеть наполненные страхом и болью глаза. Наверное, - делится Лиля Равильевна, -  медицинским сестрам в этом отношении было все-же полегче. Они, как никак, постоянно сталкиваются с людскими недугами, общаются с больными, знают, что в нужный момент сделать и сказать. Я работаю в больнице оператором, а здесь впервые отработала санитаркой. К обязанностям привыкла быстро, со всем справлялась. Но видеть страдания людей – передать сложно наши сопереживания. Бывало, больные спрашивают, что за болезнь такая диковинная, есть ли надежда на выздоровление, и каждый из нас старался как-то успокоить их, поддержать, обнадежить. До сих пор переполняют разные чувства, до сих пор взахлеб рассказываю о своей работе там, в «красной зоне», до сих пор сопереживаю пациентам и восторгаюсь слаженной грамотной работе медицинского персонала.

Наверное, для тех, кто не столкнулся с этой бедой, даже находиться около такого корпуса психологически тяжело. Но наши герои отработали там, где они были всего нужнее. И все они мечтают только об одном, скорее бы все это закончилось и закончилось благополучно.

Фото предоставлено

Реклама

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: