Посинформ

Без кота и жизнь не та (продолжение)

Рассказом о своем любимом домашнем питомце с нами поделилась наша постоянная читательница Минигуль Омарова. Продолжение, начало читайте здесь. Когда мы сидели за столом, Ричи непременно находился рядом. Подходил, упирался передними лапами на краешек стола и со вкусом потягивался. Но что бы ему ни давали со стола - не ел. Ему...

Обои он драл. Обои он драл с удовольствием! Сколько раз принимался точить когти у меня на глазах: дерет обои, а головка повернута ко мне - смотрю ли я на него! И при этом совершенно игнорировал специально оборудованную когтеточку (деревянную доску, обернутую старым покрывалом). Но злиться на него было невозможно.

Как-то я впервые при нем закладывала белье в стиральную машину. Крутанула рукой барабан, он слегка скрипнул. В одно мгновение Ричи очутился рядом и очень даже чувствительно куснул меня за руку - я даже не поняла, за что. Может быть, решил, что я кого-то обижаю.

Когда запустила стирку, Ричи улегся поверх машины и постоянно с живым любопытством наблюдал за крутящимся барабаном. Согнать его оттуда было нельзя - он не хотел. «Он думает, что это его машина», - пояснил мне супруг.

А когда в следующий раз белье в стиральную машину закидывал он сам, Ричи, находившийся возле меня в комнате, стремглав метнулся к нему. Хоть я и знала, что за этим последует, из интереса все же не стала предупреждать супруга, что его ожидает, да все равно и не успела бы. Ричи укусил его точно так же, как и меня. Реакция была та еще!

Когда же мы затевали стирку вручную, Ричи непременно устраивался рядом с тазиком на деревянной решетке и время от времени тоже совал свою лапку в тазик - помогал стирать…

Был еще у них, у мужчин, один ритуал, до которого я не допускалась. Супруг брал в руку щетку и коротко говорил: «Рича, иди сюда». Чем бы ни был занят Ричи, он моментально бросался на зов - обожал, когда его шкурку чистили щеткой. Этому занятию он мог бы предаваться до бесконечности, и продолжал лежать даже после того, как ему говорилось: «Ну все, хватит, вставай!»

А однажды утром Ричи, очень оживленный, явно стал побуждать нас к чему-то. Когда я, заинтересованная его поведением, последовала за ним, Ричи привел меня к щетке и улегся на пол! Слов тут не требовалось.

С появлением у нас Ричи диван в одной из комнат, где Ричи чаще всего обретался, я застелила покрывалом, потому что Ричи сильно линял. Плотно подогнала ткань между спинкой и сиденьем дивана, не оставив ни малейшего зазора. К моему большому сожалению, ни разу мне не довелось подсмотреть, как он это делает, но Ричи неизменно отгибал покрывало между спинкой и сиденьем, влезал под покрывало и укладывался там спать, отгородившись от белого света… Мы называли это любимое место Ричи «норой». «А где наш Ричи?» - «В норе». Обнаружив вспучившееся место на диване, супруг проводил по нему рукой поверх покрывала и невинно спрашивал: «А что это тут такое?» Проснувшийся Ричи беззлобно кусал его руку…

И так оно и продолжалось: когда Ричи покидал «нору», я аккуратно застилала покрывало как следует; Ричи же, возымев желание соснуть, вновь отгибал покрывало и устраивался спать в блаженном уединении…

Также он любил при нас точить когти об этот диван, безбоязненно глядя на нас ясными глазами («ясноглазым» звал его мой супруг). Когда я принималась ругать Ричи, он шутливо заступался:

- Это же его диван!

Став постарше, Ричи оборудовал себе спальное место поосновательней и по своему вкусу. Под кроватью он обнаружил картонную коробку со старыми журналами, и каждый раз, когда приходила ему охота трудиться, Ричи старательно обгрызал края коробки, пока не обгрыз с трех сторон почти наполовину, а с передней стороны - чуть ли не до основания. Коробку от журналов я освободила, и Ричи обзавелся своим собственным домиком, который почти построил сам. Там он теперь чаще всего и предавался сну. Иногда, когда я проходила мимо, Ричи, высунувшись из короба, лениво кусал меня за ноги, и явно был доволен, когда я вскрикивала от неожиданности. После кончины Ричи я не смогла расстаться с этим его любимым местом сна и отдыха, где сохранились клочья его шерсти, только убрала его подальше, чтоб не бередить душу…

А однажды, когда я читала перед сном, Ричи, обычно спавший на своем месте, пришел и улегся справа возле меня. Там и заснул. Я боялась пошевелиться, чтоб не потревожить его! Раньше он не оказывал мне такой чести.

Сны ему определенно снились. Сколько раз я наблюдала за ним, спящим: дергает хвостом, перебирает лапками, будто куда-то бежит, а однажды так сладко причмокивал и прищелкивал язычком - наверняка ел что-то вкусное… Иногда во время сна он так сладко потягивался!

И уж нельзя обойти молчанием тему кастрации Ричи.

Войдя в возраст, Ричи повел себя соответствующе: стал агрессивным, не находил себе места, принимался метить территорию, орать и истошно мяукать, чаще всего - по ночам. Милый котенок превращался в монстра - временами. Невозможно было смириться с тем, что чистюля Ричи стал оставлять вонючие лужи где попало, часто на предметах мебели. А мы, двое взрослых людей, не придумали ничего лучше, как обзавестись ремнем - для порки Ричи. Обнаружив место преступления, чаще всего по запаху, мы, объединив усилия, гнались за котом. На чьей стороне был перевес, думаю, объяснять не надо. И чего мы рассчитывали добиться такими мерами, не знаю. Полагали - поймет, что так делать нельзя. Но не следует, конечно, думать, что мы пороли его по-настоящему: пару-тройку раз стегнешь его для острастки, и снова мир до следующей пакости.

Но и это еще не все. Ричи стал просто опасен. Когда на него находил очередной приступ, Ричи агрессивно взъерошивал свою шерсть, увеличиваясь в полтора раза в размерах, демонстративно укладывался прямо посреди коридора, так, что куда ни пойди - не миновать его, и напористо сверлил меня (супруга он все-таки немного побаивался) злобными глазами. Иногда начинал злобно шипеть совсем по-змеиному: «С-с-с…». У щетки с длинной рукояткой (для уборки) появилась новая функция: оборонять - и от кого? - от любимого кота!

После очередной злобной выходки Ричи мы окончательно решили: кастрировать, и немедленно!

А надо сказать, после «приступа» Ричи вновь становился обаятельным и дружелюбным, то есть такое состояние злобы и агрессии не длилось долго.

Ричи мирно спал, когда я, уже одетая в пальто, аккуратно разбудила его, взяла на руки и завернула в покрывало, чтобы отнести его в ветлечебницу. Ну, скажу, что без эмоций тут не обошлось - бедный котяра даже не подозревал, что предстоит ему перенести. Спросонья он не мог понять, что происходит, щурился, испуганно озирался вокруг и в смятении жался ко мне. От жалости к нему я едва не пошла на попятный. Мне пришлось напомнить себе, что всего час назад этот монстр едва не выцарапал мне глаза…

Хоть и не хочется мне вспоминать, как умирал мой Ричи, все же напишу - в назидание всем кото владельцам.

Питался он исключительно фабричным кошачьим кормом - сухим и сочным в пакетиках. Абсолютно ничего другого не принимал - ни мяса, ни колбасы, ни рыбы, хоть я и пыталась разнообразить его питание. Изредка пил воду. И нельзя сказать, что я не была осведомлена о недопустимости такого рациона - я и читала, и слышала, что у кошек в таких случаях развивается мочекаменная болезнь, а вот поди ж ты - гнала от себя тревожные мысли, успокаивая себя тем, что Ричи еще молод, пронесет, а потом я что-нибудь придумаю…

И не придумала, и не пронесло. Сначала ему стало трудно мочиться. Я всполошилась, побежала с ним в ветлечебницу. (Все равно, какое счастье, что существует такая служба). Дали ему «Котэрвин», помогло, но ненадолго. Потом он уже вовсе не мог мочиться. Так он и умер в мучениях, расплачиваясь за мое попустительство в организации его питания.

Каково нам живется теперь без Ричи? Есть ли какие-нибудь плюсы?

Абсолютно никаких. Одни сплошные минусы.

Никто нас теперь не встречает у порога, когда мы возвращаемся домой. Никто молнией не проносится по квартире, оживляя все пространство своей кипучей, бьющей через край энергией. Никто уютно не мурлычет, устроившись у нас на коленях…

И миротворцем в наших ссорах раньше всегда выступал Ричи, вернее, мы прибегали к его посредничеству.

Если первым хотел мириться супруг, он вел ко мне Ричи на двух задних лапах, поддерживая его «под мышки». Невозможно было удержаться от смеха, видя уморительно шествующего на двух лапах и растерянно озирающегося Ричи.

Если первой на «мировую» шла я , то обычно брала на руки Ричи вверх брюшком - он при этом растягивался длиною с добрый метр - шла к оппоненту и провозглашала:

- В продаже имеется бесхозный котяра! Отдам дешево!

- Имеется, имеется… - муж легонько шлепал Ричи по расслабленно висящим передним лапам, а Ричи пытался укусить его руки - не всерьез, разумеется…

Не могу забыть, как за два дня до своей смерти Ричи, едва ему стало чуть полегче после дачи «Котэрвина», затеял со мной игру в догонялки…

Реклама

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: