Посинформ

Зачем ты, война, у девчонок их детство украла?!

С каждым годом мы все дальше и дальше уходим от этой войны, подлой, проклятой, жестокой. Но время не имеет власти. Словно вчера все это было. Вчерашние босоногие девчонки и мальчишки помнят по сей день до мельчайших подробностей, до каждой секунды, как приближали наравне со взрослыми тот великий, долгожданный День Победы....

С каждым годом мы все дальше и дальше уходим от этой войны, подлой, проклятой, жестокой. Но время не имеет власти. Словно вчера все это было. Вчерашние босоногие девчонки и мальчишки помнят по сей день до мельчайших подробностей, до каждой секунды, как приближали наравне со взрослыми тот великий, долгожданный День Победы.

Мог ли ребенок что-либо сделать для фронта? Сегодня трудно поверить в то, что 10-12-летние дети, ровесники наших детей, едва научившись складывать буквы в слова, помогали фронту, работая в поле, на военном заводе, в госпитале. Было ли детство вообще у этого «босоногого гарнизона»?

Ком к горлу подкатывает, когда Елизавета Васильевна Рубан рассказывает о своем детстве. Нет в нем игр шаловливых и бесшабашных. Вспоминаются строки Высоцкого: «Ах, война, что ж ты, подлая, сделала…» 11 лет было маленькой девчушке Лизоньке, когда объявили о начале войны. Как-то все сразу переменилось. Жизнь, словно пеленою черной, покрылась мрачностью и тоской. Моментально ушли радость и веселье беззаботного детства, зато наступили голод и страдания.

Родилась Елизавета Васильевна в 1930 году в деревне Бухар Акташского района (ныне Лениногорский район). Семья была многодетная - семеро детей, из которых двое умерли в довоенные годы, двое погибли в годы войны. Отец Василий Фелеймонович Новиков, 1907 года рождения, в свои 34 года сразу был призван на фронт. Более дети отца не видели. В 1942 году пришло извещение - «Пропал без вести». Но ждали его до последнего, до 50-ых годов. Ведь в деревню возвращались мужчины через год, два, три, а то и через пять лет после объявленной Победы.

Ушел отец на фронт, а в доме остались мать да пять девок - старшая 12-летняя Мария, 11-летняя Елизавета, Нина, Нюра (обе погибли в годы войны) и самая младшая Валентина. Семья еще до войны жила да бедствовала. Отец работал конюхом. Избенка маленькая, скотины никакой. А без хозяина жизнь пошла совсем голодная. Нередко приходилось есть гнилую замершую картошку, из которой еще и лепешки делали.

Старшие сестры отправились на приработки «по людям»: у кого полы помоют, сено уберут, картошку прополют, за что и получали то горсть муки, то несколько картофелин. В 12 лет повзрослевшая Лиза отправилась на работу в колхоз, где пришлось девчушке браться и за мужскую работу - пилить дрова. А по весне, когда дороги становились непроходимыми, отправляли женщин в соседнее село за семенами, с ними ходила и Лиза. По 16-килограммовому мешку семян взваливали на женские плечи. Ни одним килограммом меньше не убавляли ношу и Елизавете. В летнее время пришлось поработать плугарем в колхозе. А чтобы читатель лучше себе представлял, кто такой плугарь, уточним: плугарь размещался на плуге, который тянулся за трактором по пашне, и регулировал работу плуга. Так что плугарем работать было опасно для жизни. Но маленькую девчушку, зная, что за работу получит еду, ничто не останавливало. Ближе к осени принимали участие в жатве, за что все, кто работал, получали по 350 грамм печеного хлеба. На троих выходила примерно булка. А дома еще трое малышей ждут не дождутся. Вообще, лето и осень были временем самым плодоносным: траву ели всякую, картошки могли запасти немного. Помнит случай Елизавета Васильевна: девчонки набрали ягод полные ведра, а председатель колхоза, увидев, как расхищают государственное имущество, кнутом исхлестал, могло дело до суда дойти, к счастью, все забылось.

Зимой нередко отправляли в лес на погрузку сухих деревьев, пеньков для растопки. Подростки на салазках везли в деревню дрова. Ни на что не жаловались. Все принималось как должное. Жуть как голодно в деревне становилось по весне. Поэтому частенько дети побирались по дворам.

Мало кто в деревне в войну мог похвастаться солью, спичками, мылом, керосином.

Новость о конце войны облетела вмиг всю деревню. Слезами, смешанными у кого с радостью, у кого с горем, обливались все. Начали возвращаться домой защитники. Уходило на фронт 40 человек из деревни, вернулись 18. По окончании войны деревня еще долго восстанавливалась, да самых 50-ых годов. Еще долго жители голодали, еще долго по дворам побирались дети.

«Какое ж это детство?! Не было его, детства-то», - и снова слезы, - «Сижу сегодня одна в двухкомнатной квартире. Все, казалось бы, есть, а сил нет».

Елизавета Васильевна - ветеран труда, труженица тыла, вдова участника ВОВ. Сегодня в Камских Полянах проживает и сестра Елизаветы Васильевны, инвалид II группы Валентина Васильевна. В 1990 году она ездила в Ленинград к братской могиле, в которой захоронен отец Василий Фелеймонович Новиков. Имя его занесено в Красную Книгу героев Великой Отечественной войны.

Слушая этих людей, прямых свидетелей тех страшных событий, я понимаю - такое не забудется никогда. Эта память священна и вечна. Рассказы ветеранов, как далёкое эхо войны, напоминают нам: война была, но не дайте ей повториться!

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: